Творческая мастерская “Баба на чайник”

Надежда Геннадьевна и Варвара

Сказка «Варвара — длинная коса»

На одной родимой стороне, на сторонушке жили-были муж да жена. И была у них красавица-дочь. Звали её Варвара – длинная коса.

Жили они, поживали, да добра наживали. Отец по лесу ходил, природу охранял. Мать всё по дому хлопотала. Печь топила, щи да кашу варила. В горнице всегда прибрано и чисто. Трудолюбивая была, и дочь такой же воспитала. А ещё она рукоделием занималась. Такие ленточки шила для своей Варварушки, что все девки ей завидовали. Ни у кого больше таких не было.

Всё было хорошо. Да не всё так гладко в жизни складывается. Пришло в эту семью горе-горюшко: настигла хворь родимую матушку и свалила её с ног.

Приснился Варваре сон о том, что помочь излечить матушку может знахарь, что живёт одиноко в избушке в Дремучей чаще.

На следующий день отправилась наша Варвара – длинная коса к знахарю. Всё глубже Варвара пробиралась в лес. Глядит, кольями поляна утыкана, а посреди поляны стоит избушка на курьих ножках, кругом себя поворачивается. Поняла она, что попала к Бабе – яге. Налетела Баба – яга, схватила Варвару и понесла к себе в избушку.

А в это время дома обнаружили пропажу Варвары. Отец разволновался. Взял отец ружьё и пошёл дочку искать.Долго ли, мало ли ходил он, как вдруг увидел избушку Бабы-яги. Учуяла Баба-яга человеческий дух, вышла из избушки, обрадовалась, что добыча сама к ней пришла.

– Зачем пожаловал, гость непрошенный?

– Не видала ли ты девушку?

– Кроме тварей лесных здесь никто не пробегал.

Но отец увидел ленточку на крыльце, которую Варвара обронила со своих длинных кос, когда Баба-яга тащила её в избушку. Он понял, что Баба-яга не отдаст дочку, да и его не отпустит. И тогда он решился на хитрость. Он быстро поднял ленточку и повязал Бабе-яге на волосы. Ленточка та не простая была, а волшебная. Баба-яга сразу превратилась в добрую старушку. Она отпустила Варвару, показала дорогу к знахарю.

Отец с дочкой привели знахаря. Он вылечил матушку. И стали они жить – поживать да добра наживать. Вот и сказке конец, а кто слушал молодец.

Елена и её ненецкая кукла Еля

«Кукушка» ненецкая сказка

Жила на земле бедная женщина. Было у неё четверо детей. Не слушались дети матери. Бегали, играли на снегу с утра до вечера. Одежду промочат, а мать — суши. Снегу натащат, а мать — убирай.
И рыбу мать сама на реке ловила. Тяжело ей было, а дети ей не помогали. От жизни такой тяжёлой заболела мать. Лежит она в чуме, детей зовёт, просит:
— Детки, пересохло у меня горло, принесите мне водички.
Не один, не два раза просила мать. Не идут дети за водой. Наконец захотел старший есть, заглянул в чум, а мать посреди чума стоит, малицу надевает. И вдруг малица перьями покрылась. 

Берёт мать доску, на которой шкуры скоблят, а доска та хвостом птичьим становится. Напёрсток железный ей клювом стал. Вместо рук крылья выросли. Обернулась мать птицей и вылетела из чума.
— Братья, смотрите, смотрите, улетает наша мать птицей! — закричал старший сын.
Тут побежали дети за матерью.
— Мама, мы тебе водички принесли.
— Ку-ку, ку-ку, ку-ку! Не вернусь я.

Так бежали за матерью дети много дней и ночей по камням, по болотам, по кочкам. Ноги себе в кровь изранили. Где побегут, там красный след останется.
Навсегда бросила детей мать-кукушка. И с тех пор не вьёт себе кукушка гнезда, не растит сама своих детей, а по тундре с той самой поры красный мох стелется.

Олеся и её кукла Акулина

Арысь-поле (русская народная сказка)

У старика была дочь-красавица, жил он с нею тихо и мирно, пока не женился на другой бабе, а та баба была злая ведьма. Невзлюбила она падчерицу, пристала к старику:
— Прогони ее из дому, чтоб я ее и в глаза не видела.
Старик взял да и выдал свою дочку замуж. Живет она с мужем да радуется, и родился у них мальчик.
А ведьма еще пуще злится, зависть ей покоя не дает; улучила она время, обратила свою падчерицу зверем Арысь-поле и выгнала в дремучий лес, а в падчерицыно платье нарядила свою родную дочь и подставила ее вместо стариковой дочери.

Так все хитро сделала, что ни муж, ни люди — никто обмана не заметил. Только старая мамка одна и смекнула, а сказать боится.
С того самого дня, как только ребенок проголодается, мамка понесет его к лесу и запоет:
— Арысь — поле! Дитя кричит,
Дитя кричит, пить-есть хочет.
Арысь — поле прибежит, сбросит свою шкурку под колоду, возьмет мальчика, накормит; после наденет опять шкурку и уйдет в лес.
«Куда это мамка с ребенком ходит?» — думает отец. Стал за нею присматривать и увидал, как Арысь-поле прибежала, сбросила с себя шкурку, стала кормить малютку.
Отец подкрался из-за кустов, схватил шкурку и спалил ее.
— Ах, что-то дымом пахнет; никак, моя шкурка горит! — говорит Арысь-поле.
— Нет, — отвечает мамка, — это, верно, дровосеки лес подожгли.
Шкурка сгорела, Арысь — поле приняла прежний вид и рассказала все мужу.
Тотчас собрались люди, схватили ведьму и прогнали ее вместе с ее дочерью.

Нарине и её бабушка Ануш татик

Армянская Сказка «Воробей»

Жил да был один воробей. И была у этого воробья в лапке заноза. Он летал туда и сюда, увидел старушку, которая собирала дрова для печи, – хотела развести огонь и испечь свежий хлеб.
– Бабушка, бабушка! – позвал её воробей. – Вынь занозу из моей лапки, я хоть смогу поклевать спокойно что-нибудь, а то так с голоду умереть можно.
Старушка вынула занозу из воробьиной лапки, а воробей стал требовать свою занозу обратно.
– Или отдавай обратно мне мою занозу, или я заберу твой хлеб.
Отдала старушка воробью свой хлеб, тот и улетел прочь.

Летел-летел воробей дальше и повстречался ему пастух, который обедал одним
молоком, без хлеба.
– Пастух, а, пастух! – позвал его воробей. – Что это у тебя на обед одно молоко? Вот, возьми мой хлеб, покроши его в молоко и ешь себе на здоровье.
Воробей попрыгал-попрыгал вокруг, а потом вернулся к пастуху и стал требовать свой хлеб или взамен хлеба ягнёнка!
Пастух отдал ягнёнка воробью, тот и улетел.
Летел-летел воробей дальше и повстречались ему люди, собравшиеся праздновать свадьбу. Вот только мяса на столах у них совсем не было.
– Берите моего ягнёнка, зарежьте его и приготовьте что-нибудь вкусное для праздника- сказал воробей.
Попрыгал-попрыгал воробей туда-сюда, а затем вернулся и стал требовать:
– или возвращайте моего ягнёнка или я забираю вашу невесту. Схватил он невесту и улетел прочь.
Летел-летел воробей, смотрит: идёт по дороге бродячий музыкант, народный любимец и в руках у него саз- народный иструмент.
– Менестрель, а, менестрель, – позвал его воробей. – Возьми себе невесту.
Попрыгал-попрыгал воробей туда-сюда, а затем вернулся и стал требовать невесту обратно.
– А невеста ушла домой, к своему возлюбленному, – ответил менестрель.
– Или возвращай невесту, или отдавай свой саз, – потребовал воробей.
Менестрель отдал воробью саз.
Выбрал воробей местечко поудобнее, да по пригляднее, уселся там на ветке дерева, достал саз и давай играть и напевать:

– Чарк-чварк! Чирк-чвырк!
Я обменял занозу на хлеб,
А хлеб я поменял на ягнёнка.
Ягнёнка я отдал за невесту,
А невесту уступил за саз.
У меня теперь есть саз,
А я теперь – сладкоголосый менестрель!
Чарк-чварк! Чирк-Чвырк!

Мария и её кукла Любовь

Кочеток и курочка (русская народная сказка)

Жили курочка с кочетком. Пришли они в лес по орехи. Кочеток залез на орешню орехи рвать, а курочке велел на земле подбирать. Кочеток кидает, а курочка подбирает.

Вот кинул кочеток орешек и попал курочке в глазок. Курочка пошла — плачет. Едут мимо бояре и спрашивают:

– Курочка, курочка! Что ты плачешь?
– Мне кочеток вышиб глазок.

– Кочеток, кочеток! На что ты курочке вышиб глазок?
– Мне орешня портки разорвала.
– Орешня, орешня! На что ты кочетку портки разорвала?
– Меня козы подглодали.
– Козы, козы! На что вы орешню подглодали?
– Нас пастухи не берегут.
– Пастухи, пастухи! На что вы коз не бережете?
– Нас хозяйка блинами не кормит.
– Хозяйка, хозяйка! На что ты пастухов блинами не кормишь?
– А у меня свинья опару пролила.
– Свинья, свинья! На что ты у хозяйки опару пролила?
– У меня волк поросеночка унес.
– Волк, волк! На что ты у свиньи поросеночка унес?
– Я есть захотел.

Алина и её кукла Алтын-Ай

Три брата (ногайская сказка)

В давние времена жили старик со старухой. У них было три сына-близнеца. Братья были очень красивы и так похожи друг на друга, что различить их было невозможно.
Как-то один из братьев пошел в лес и встретил там девушку. Они полюбили друг друга, и девушка обещала стать женой юноши.

На следующий день другой брат отправился в лес. Увидев его, девушка решила, что это ее жених. А юноша влюбился в девушку, как и его брат, и стал просить ее выйти за него замуж.
«Как же так? — думает девушка. — Ведь я уже обещала стать его женой!» Но все-таки она ничего не возразила юноше и ответила, что согласна выйти за него.
На следующий день третий брат пошел в лес, повстречал там девушку и тоже полюбил ее. А девушка и этого брата приняла за своего жениха — так были похожи все трое!
— Обещай стать моей женой! — говорит юноша.
«Вот странный человек! — думает девушка. — Ведь я уже дважды обещала выйти за него замуж!» Но и на этот раз она скрыла свои сомнения и пообещала юноше стать его женой.
Между тем все три брата сказали отцу с матерью, что нашли себе невесту. «Она так прекрасна! Второй такой нет на свете!» — говорил каждый из них.
Наконец настал день свадьбы, и братья отправились за своей невестой. Девушка издали заметила юношей и решила, что это идет жених с двумя дружками. Когда же братья вошли в дом, она растерялась: все они были на одно лицо.
«Кто же из них мой жених?» — думает девушка.
А каждый из братьев при виде девушки сказал:
— Вот моя невеста!
Тут братья заспорили. Каждый старался убедить других, что именно он достоин девушки.
Тогда девушка сказала:
— Давайте сделаем так: я стану женой того из вас, кто принесет мне диковинную вещь.
И вот братья отправились в три разные стороны.
Хоть и разными дорогами они шли, но сошлись в одном и том же ханстве на одном и том же базаре. Один из братьев увидел зеркало. Оно стоило тысячу рублей.
— Почему так дорого? — спрашивает юноша.
— А это зеркало не простое, — отвечают ему. — В нем человек может увидеть все, что пожелает.
— Вот это как раз то, что мне нужно. Другой такой диковинной вещи в мире нет! — обрадовался юноша и купил зеркало.
Другой брат увидел на базаре красивый ковер. Ковер тоже стоил тысячу рублей.
— Почему так дорого? — спрашивает юноша.
— А это ковер не простой. Не успеешь моргнуть, как он перенесет тебя в любое место.
«Другой такой диковинки в мире нет!» — подумал юноша и купил ковер.
Третий брат увидел у одного старика на базаре яблоко. Яблоко стоило тысячу рублей.
— Почему так дорого? — спрашивает юноша.
— Это яблоко не простое, — отвечает старик. — Тот, кто откусит немного, исцелится от любой болезни.
Юноша обрадовался и купил яблоко.
Братья встретились у ворот базара и стали похваляться своими покупками. Потом они решили заглянуть в чудесное зеркало и посмотреть, что делает девушка. Смотрят: девушка при смерти! Тогда они сели на ковер и оказались у постели девушки. Тут третий брат дал ей отведать яблока — и девушка исцелилась.
Девушка встала с постели, а братья заспорили: за кого из них она должна выйти замуж. Тут один из аксакалов говорит:
— И зеркало цело, и ковер цел, а яблоко уже съедено. Поэтому девушка должна стать женой третьего брата.
Так девушка вышла замуж за третьего брата, и стали они жить в счастье и довольстве.

Людмила и баба Лида

Как Микола был коровой (украинская сказка)

Жил-был один бедняк, и звали его Миколой. Была у него лишь старая хата, а в хате полно детей. Как-то пошёл Микола с женой в лес: сам – за дровами, жена – за грибами.
Вдруг смотрят – богач, у которого Микола чуть ли не даром целый год служил, ведёт корову с ярмарки. Жена Миколы зашептала:

– Если бы нам такую корову! Было бы детям молоко!

– Тихо, жена, – отвечает Микола. – Богач мне должен, вот и корова наша будет.
Оставил он жену в кустах, а сам пошёл на дорогу. Тихонько подошёл к корове, снял с рогов верёвку да себе на шею накинул. Корова – в лес пастись, а Микола идёт за богачом. Обрадовалась жена, поняв хитрость мужа, и повела корову домой. А богач шёл и не оглядывался. Не знать, долго ли шёл бы он так, да встретил знакомого купца.
Эй, сосед, – позвал тот издалека, – что ты дал за этого вола?
Богач и теперь не оглянулся, лишь буркнул сердито:
– Если ты до сих пор вола от коровы не можешь отличить, то хотя бы помолчал.
– Да какая же это корова? Это вол, – хохотал купец. – Если не веришь, то сам посмотри.
Богач оглянулся и за голову схватился:
– Чёрт побери! Купил корову знатную, а такое приключилось.
Купец посмеялся да и пошёл дальше, а богач стал посреди дороги и не знает, что делать.
– Откуда ты тут взялся? – спрашивает он Миколу.
– Я и сам не знаю, – отвечает тот. – Не припомню, чтоб ты меня коровой купил.
Богач прийти в себя не может.
– Как же ты коровой стал?
– Не знаю, – говорит Микола, – но догадываюсь, что прокляла меня одна вдова. Когда-то я был богатым и скупым. Служила вдова у меня год чуть ли не даром. Я скупился заплатить ей заработанное, и за это она меня сглазила: «Микола, чтоб ты коровой стал и был ею до тех пор, пока не выплатишь мне заработанное молоком».
Богач выслушал и выругался:
– Послал тебя чёрт на мою голову.
Иди прочь и не выставляй меня на посмешище.
– Что ты говоришь? – рассердился на него Микола. – Это тебе даром не пройдёт. Где это слыхано, чтоб невиновному человеку верёвку на шею набрасывать? Будешь на суде отвечать.
Видит богач – беда будет. Заплатил Миколе деньги, чтобы тот согласился молчать.
Пришёл Микола домой с полными карманами, а жена уже успела корову подоить и молоко детям наливает.
Через некоторое время корова отелилась, и выкормил Микола вторую. Старую решили продать.
Идут они с женой на торг и корову ведут. Только пришли, а их обступили со всех сторон покупатели, потому что лучшей коровы, чем у них, в тот день не было. Жена торгуется, а Микола по сторонам глядит. Вдруг видит – идёт осматривать корову её бывший хозяин. Сказал об этом Микола жене – и тихонько в сторону. А богач осмотрел корову и зашептал ей на ухо:
– Что, Микола, снова тебя продают? Так тебе и надо. Да я не такой дурак, чтоб тебя купить, – и пошёл прочь.
А Микола с женой продали корову и вернулись домой, довольные, что посмеялись над богачом.

Ирина и её кукла Зухра

Зухра – Йолдыз (Звезда) татарская сказка

Когда–то жила на свете девушка по имени Зухра. Была она пригожей, умной, слыла большой мастерицей. Все вокруг восхищались ее умением, расторопностью и уважительностью. Любили Зухру и за то, что она не возгордилась своей красотой и трудолюбием.

Зухра жила с отцом и мачехой, которая завидовала падчерице, бранила ее за любой пустяк, взваливала на девушку самую тяжелую работу по дому.  При отце злая женщина придерживала язык, но только он за порог, как начинала изводить приемную дочь. 

 Мачеха посылала Зухру за хворостом в страшный дремучий лес, где водилось множество змей и свирепых зверей. Но они ни разу не тронули добрую и кроткую девушку.

Зухра трудилась от зари до зари, старалась выполнить все, что ей прикажут, пытаясь угодить отцовой жене. Да где там! Покорность и долготерпение падчерицы и вовсе выводили из себя мачеху.

И вот однажды под вечер, когда Зухра особенно сильно устала от беспрестанной работы, мачеха велела ей натаскать из реки воды в бездонную посудину. Да пригрозила:

– Если до утренней зорьки не наполнишь до краев, чтоб ноги твоей в доме не было!

Не смея перечить, Зухра взяла ведра с коромыслом и отправилась по воду. Так уж она намаялась за день, что ноги едва несли ее, руки отнимались, а плечи сгибались даже под тяжестью пустых ведер. На берегу Зухра решила хоть немного передохнуть. Сняла с коромысла ведра, расправила плечи, огляделась.

Была чудная ночь. Луна лила на землю серебристые лучи, и все вокруг нежилось в сладостном покое, осиянное ее лучами. В зеркале воды мерцали звезды, соединяясь с их хороводом в небесном океане. Все было полно таинственной пленительной красоты, и на какие–то мгновенья забылась Зухра, ушли прочь печали и невзгоды. Плеснула рыба в камышах, накатила на берег легкая волна.

Вместе с ней нахлынули воспоминания милого детства, будто вновь прозвучали ласковые слова любимой матушки. И от этого еще горше стало несчастной девушке, очнувшейся от минутного забытья. Горячие слезы покатились по ее щекам, крупными алмазами падая на землю.

Тяжко вздохнув, наполнила Зухра ведра, и коромысло невыносимой тяжестью легло на девичьи плечи. А еще тяжелее лег камень на сердце. Снова взглянула Зухра на луну – она все так же вольно плыла по небесной дорожке, сияя и маня. И так захотелось Зухре вновь забыться, подобно небесной страннице не знать ни горя, ни забот и дарить доброту и ласку…

В это время с неба скатилась звездочка. А покуда она падала на землю, становилось все светлее и светлее. На душе у Зухры вдруг полегчало, тяжкий камень перестал давить на сердце девушки. Сладкая истома охватила ее, стало отрадно, покойно. Зухра почувствовала, как ведра с водой становятся почти невесомыми. Глаза ее сами собой закрылись. А когда Зухра вновь распахнула свои длинные ресницы, то увидела себя на Луне, в которую она так долго вглядывалась. Ее окружил хоровод из множества звезд, одна из которых засияла особенно ярко.

Оказывается, эта звезда всегда следила за Зухрой. Она видела ее страдания, не ожесточившие девушку против злой мачехи. Эта самая звезда обняла Зухру своими лучами и подняла ее ввысь, до самой Луны. Никто на земле этого не увидел, ничто не нарушило ее ночной покой. Лишь подернулась рябью гладь реки у берега и вновь стала чистой, как зеркало. А с утренней зорькой исчезли и Луна, и звезды.

Пришел на берег отец Зухры, долго искал свою доченьку, звал – кликал ее любимой и ненаглядной. Но увидел лишь два ведра, до краев наполненные водой. И то ли почудилось ему, то ли вправду это было – будто вспыхнула и исчезла в чистой воде маленькая ясная звездочка.

Потемнело, зарябило у отца в глазах. Тронул он ведра рукой – шелохнулась вода, засверкала, заиграла. Словно не ей были полны ведра, а множеством драгоценных алмазов…

Если ясной ночью вы вглядитесь хорошенько в Луну, то увидите на ней силуэт девушки с коромыслом на плечах. А рядом с Луной заметите ярко светящую звезду. Это и есть та самая звездочка, что вознесла добрую душу на небо. Ее называют звездой Зухры.

Александра и Агафья Никитична

КУРОЧКА РЯБА (русская народная сказка)

Жили-были дед да баба
Была у них курочка ряба.

Снесла курочка яичко, не простое – золотое.
– Дед бил, бил – не разбил.
– Баба била, била – не разбила.
Мышка бежала, хвостиком задела, яичко упало и разбилось.
Дед плачет, баба плачет, а курочка кудахчет:
– Не плачь, дед, не плачь, баба: снесу вам яичко не золотое – простое!

Руслана и её кукла Маричка

Разумная дивчина (украинская народная сказка)

Где-то в одном селе жил себе крестьянин с женой. Была у них единственная дочка, дивчина-подросточек, да такая на язык острая, насмешница, а к тому ж и умница – никому спуску не дает, хоть кому нос утрет. Звали ее все в деревне за это бедовой. Исполнилось ей восемнадцать лет – вот уже девка на возрасте. Отец с матерью и сватов уже дожидаются. И случись раз так, что стариков не было дома, а приходят к ней сваты. Вот поздоровались они с девкой, положили хлеб на стол, а сами сели на лавки. Начали с девкой беседовать и рассказали ей, зачем пришли.

– Что ж,- говорит девка, – сейчас ни отца, ни матери дома нету, я не могу вам ответить ни так, ни этак. Приходите лучше в другое время, когда будут старики дома.

Помялись сваты, помялись, а из хаты не идут, будто чего-то дожидаются. А девка и спрашивает:

– Вы, люди добрые, пожалуй, с дороги голодные, может чего-нибудь немного перекусили бы?

– От хлеба-соли отказываться не станем, – сказал один из сватов.

– Дашь – закусим и спасибо скажем, а не дашь – воля твоя.

– Вот и хорошо! – говорит девка. – А что же вам подать – убылого или прибылого, или того, что вверх смотрит?

Переглянулись сваты с молодым и не знают, что и отвечать. А сват потом и говорит:

– Давай уже хотя бы то, что вверх смотрит.

Нарезала девка наскоро паляницу, накрошила луку в миску, поставила на стол и приглашает сватов покушать. Покрутили сваты носами, опять переглянулись с женихом, сидят, а еды никто и в рот не взял. В диковинку показалась им эта загадка, а еще диковенней сама девка. Опять зашел разговор с девкою: хотелось, видите, сватам поймать ее на слове. Да куда уж там, – кто из них что ни скажет или спросит, чуть ли не начиная от Адама, она так разумно, остро и впопад ему ответит, что тот хлопает глазами и от стыда краснеет. Вот сват и говорит:

– Ну, хватит нам лясы точить. Ты нам лучше, дивчина, растолкуй, что оно значит – прибылое, убылое и что вверх смотрит?

– А вот что, – отвечает девка. – Сало – это убылое, с салом всякая нужда убывает; молоко – это прибылое, с ним хоть и всякая нужда убывает, а оно все же в хозяйстве прибавляется, ежели, конечно, у кого в хозяйстве дойные коровы. А то, что вверх смотрит,- это лук; ведь когда он на грядках осенью торчит, похоже, будто кто с земли вверх смотрит.

Посмеялись сваты, поудивлялись, что не разгадали такой будто и не слишком мудреной загадки, и собрались по домам. Вылезли сваты из-за стола, а девка под ходит к ним и спрашивает:

– А скажите, кто вы такие, чьи вы будете? А то как вернутся отец с матерью, я и не знаю, что о вас и сказать.

– Меня, – говорит сват, – Кустом прозывают, под-старосту – Лопухом, а молодого – Хворостиной, да старики про нас, кажись, знают, слыхали.

– Э, ежели так, то я всех вас троих знаю, – говорит девка. – Под кустом я не раз спала, лопухом себя от солнца прикрывала, а хворостиной свиней в стаде гоняла. Знаю вас, всех знаю!

Словно огнем вражья девка сватов и жениха прижгла, стало им стыдно, рассердились они на хозяйскую девку за такой ответ, да задевать ее больше уже не посмели, чтоб еще, чего доброго, получше им не ответила.

Отдала девка сватам хлеб, попрощались они с нею и пошли в свое село, всю дорогу удивляясь бедовой девке.

Воротился жених домой и отцу рассказывает, что и как вышло у сватов с девкою. Насмеялся вволю старик и говорит:

– Выходит, что вы все втроем в дураках очутились, а она умная. Знай, сынок, что вот так всегда умные дураков узнают.

– Нет, тату, мы не дураки, – говорит сын, – но с нею-то и сам водяной не столкуется.

– Ну что ж, – говорит старик, – коли ты и вправду умен, то возьми сивого барана, погони на ярмарку, продай не продай, а соли купи, выпей да закуси и домой назад барана приведи. Коль сделаешь все как следует, будешь, значит, умный и будет девка твоя, а нет, то дурак ты, и не тебе она суждена.

Вот гонит парубок продавать барана на ярмарку и все раздумывает, как бы его так продать, чтоб упасть и не ушибиться, чтоб и козы были сыты и сено было цело, как отцу хочется.

И пришлось ему гнать своего барана как раз через то село, где жила бедовая девка. Вспомнил он про девку и думает: «Вот если б она отгадала отцову загадку». Только он это подумал, вдруг слышит – кто-то кашлянул: «Эй, чернявый, оглянись-ка, сзади тебя лукавый!»

Оглянулся парубок, смотрит – это бедовая девка стоит у криницы, воду берет.

– Чего ты, парубок, так опечалился?

– Эх, чего… Ты бы тоже, пожалуй, опечалилась, ежели бы тебе такую загадку загадали, как мне. Барана продать не продать, соли купить да еще и целого барана домой пригнать – никак я своим умом не надумаю, как это сделать! – говорит парубок.

– А ты послушай меня, глупую, – говорит девка, – может, ума и наберешься! Как пригонишь этого барана на ярмарку, одолжи у кого-нибудь ножницы поострей, остриги с него шерсть, продай ее, а на те деньги выпей, закуси, соли купи, а стриженого барана отцу домой пригонишь.

Обрадовался парубок, засмеялся, даже в ладоши хлопнул, а девку за совет и не поблагодарил, погнал поскорей барана на ярмарку. Пригнал барана на ярмарку сделал все, как было указано, и воротился домой веселый, что барана продал не продал, выпил, закусил, соли купил да еще целого барана назад пригнал. Входит в хату, а отец и спрашивает:

– Ну что, сынок, поторговал на ярмарке как следует?

– Поторговал, тату, и все сделал, как вы велели, – отвечает сын.

– А кто же тебя научил так сделать? – спрашивает старик.

– Хм! Да кто ж? Я сам! Есть голова на плечах, вот и додумался, как и что.

– Ну, хорошо, коли так, – говорит отец, – но сдается мне, что тут не без чужого ума обошлось, я ведь тебя хорошо знаю!

На другой день вечером заходит к старику, то есть к отцу жениха, их сосед, который был сватом, и спрашивает:

– Ну что, продал наш князь барана?

Нет, не продал, да я и не велел его продавать, а только такую задачу ему загадывал, ума выведывал: продать не продать, а выпить, закусить, соли купить и барана назад пригнать. Ну, он, как бы не сглазить, так и сделал, а что? – спрашивает старик.

– Да вишь, сват, пришлось мне, на ярмарку идучи, в одном селе отдыхать, под вербой у криницы. Вижу, гонит наш князь на ярмарку барана. Ну, думаю: «Ладно, поеду вместе с ним, веселей будет». Вдруг слышу, девка, которая воду брала, окликает-таки нашего князя и спрашивает: «Чего ты так опечалился?» А он ей отвечает: «Эх, чего! Да ты б разве не опечалилась, кабы загадали тебе такую задачу, как мне вот: барана продать не продать, а выпить и закусить, соли купить да еще целого барана домой пригнать, а я никак своим умом не дойду, как это сделать». Вот и советует ему девка, чтобы он, пригнав барана на ярмарку, обстриг его ножницами, которые у кого-нибудь одолжил бы, продал бы шерсть, а за те деньги выпил, закусил, соли купил, а стриженого ба рана домой пригнал. Присматриваюсь я к этой девке получше, глядь – а это та самая, к которой водили мы свататься вашего парубка. Вот что довелось мне видеть и слышать, ну и забежал я узнать, что у вас тут и как?

– Так вон оно что! Сынок, а сынок, поди-ка сюда! – кликнул он парубка.

Вошел парубок в хату.

– Так вот оно как, сынок! Красивое дело, красивое! А ты ведь мне говорил, что своим-де умом дошел-додумался? Дурак же ты, дурак, а к тому же и брехун большой. Разве ты, сын, забыл, что в пословице говорится: «Ложью весь свет обойдешь, да назад не вернешься». Но чтобы таким дураком и брехуном тебе не пропасть, бери опять поскорей сватов и ступай к той самой девке и добивайся от нее слова. Девка, вижу, она разумная и, говорят, работящая: будет тебя уму-разуму наставлять по хозяйству, и все будет хорошо, проживешь свой век по-людски, а возьмешь такую же, как сам, овечку-то, и куры тебя, как помру, заклюют.

И послал опять старик сватов к бедовой девке, даже и сам туда не поленился пойти, чтобы помочь наладить дело как следует, вот и взяли разумную дивчину.